Skip to content
 

Распсиховался?! — Меняйся, пока не поздно

В детстве было такое слово: «распсиховался». Оно очень хорошо выражало состояние человека: это крайняя степень злобного ненормального состояния, когда нормальный мальчик, например, превращается в агрессивное создание с замутнённым сознанием. И ничего не соображает от злости. Ведёт себя ненормально, как «псих».

Можно много научных терминов подобрать. Но лучше этого слова ничто не описывает такое состояние. До него можно довести человека. А иногда он сам себя до такого состояния накручивает. Распсихуется и скажет такое или совершит такие поступки, о которых будет долго жалеть. Иногда — всю жизнь.

Один мужчина ехал на дачу с семьей и с котом. Жена пилила его всю дорогу из-за пустяка какого-то. Дети канючили и ссорились, мешали вести машину. Дважды на трассе его подрезали, а потом какой-то тип вылетел на «встречку». Еле удалось избежать столкновения.

Солнце слепило, хотя зима была. И мужчина переживал из-за работы; ему грозило сокращение. Он был в кредитах. Машина тоже кредитная.

А кот орал и прыгал по салону. Он был нервный. А потом взял и написал на сиденье прямо. Переноску не взяли; собирались тоже на нервах. А потом укусил изо всех сил этого мужчину, когда тот попытался оторвать кота от сиденья и пересадить в ноги…

И мужчина побагровел, заорал диким голосом, схватил кота и высадил из машины. Его прямо трясло, мужчину-то. Распсиховался.

А потом он дал по газам и поехал без кота, под вопли и крики детей и жены…

Проехал метров сто. Остановился, поехал назад, дело было уже в лесу, на подъезде к даче. Стал кричать, звать кота: «Матрос! Матросик!», — а кота нет.

Все молчат. Очень тихо в лесу. Нет кота. И следов не видно, плотный снег с наледью. Потом все стали кричать, звать кота, бегать, смотреть под деревьями, проваливаясь в снег — нет кота.

Они бегали и кричали часа два. Все плакали, дети и жена. Мужчина облазил все сугробы, дрожал от холода и думал о том, как дрожит Матросик. Или он уже погиб, выброшенный в лесу?

Когда стало темно, они светили фарами и продолжали звать кота. А потом в молчании, прерываемом всхлипами, поехали на дачу. Решили взять яркий фонарь и снова ехать в лес с женой. А дети чтобы написали объявления во все группы о потерявшихся животных. И распечатали объявление, повесили везде…

Мужчина трясся и не замечал, что лицо его мокро от слез. Плевать на работу, на кредиты, на вопли и ссоры детей. На вечное жужжание жены. На эту дачу, — плевать. Как он мог? Что он наделал? Как теперь жить? Как просыпаться каждый день и вспоминать, что ты своего Матросика выбросил в снег зимой и уехал? А жить придётся; надо же детей кормить и платить кредиты…

Они подъехали к даче. А на пороге лежит их толстый перепуганный Матросик. Сложился бубликом и лежит, весь в снегу…

Ах, как его обнимали! Как целовали! Как угощали! Как отец семейства просил прощения, а слёзы лились и лились…

Мужчина этот навсегда зарекся «психовать». Потому что к этому состоянию приводит распущенность. Когда мы внутренне разрешаем себе вести себя ненормально; отключаем тормоза. Чтобы «распсиховаться», надо себя хорошенько накрутить сначала. Ввести себя в злобный шаманский транс, довести до припадка.

Если мы в своём уме, если это не аффект, когда человек временно теряет сознание, а потом под себя ходит и засыпает, мы можем себя остановить. Пока не сделали или не сказали то, о чем всю жизнь будем жалеть. То, что всю жизнь будет нас мучить.

Котик нашёлся. Но так бывает не всегда. И можно потерять самое ценное и важное, что у нас есть. Если позволить себе «распсиховаться»…

© Анна Кирьянова