Skip to content
 

Праздник, который можно отмечать 4 раза! Или как Петр I год «убил»

20 декабря 1699 года Петр I издал указ о перемене календаря и о непременном праздновании «Нового Года» 1 января.

© Источник

Приказано веселиться всем

По царскому указу следовало:

«По большим проезжим улицам, и знатным людям, и у домов нарочитых (именитых) духовного и мирского чина, перед воротами учинить некоторое украшение от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых. А людям скудным хотя по древу или ветви над воротами или над хороминами своими поставить. И чтоб то поспело будущего генваря к 1-му числу 1700 сего года. А стоять тому украшению генваря по 7-е число того же года. Да генваря ж в 1-й день, в знак веселия, друг друга поздравляти с Новым Годом и столетним веком, и учинить сие, когда на Большой Красной площади огненные потехи начнутся, и стрельба будет, и по знатным домам боярским и окольничьим, и думным знатным людям, палатного, воинского и купеческого чина знаменитым людям на своём дворе из небольших пушечек, у кого есть, или из мелкого ружья учинить трижды стрельбу и выпустить несколько ракет, сколько у кого случится. А по улицам большим, где пристойно, генваря с 1-го числа по 7-е число по ночам огни зажигать из дров, или из хвороста, или из соломы. А где мелкие дворы, собравшись по пяти или шести дворов, тако же огонь класть, или, кто хочет, на столбиках по одной или по две или по три смоляные и худые бочки, наполняя соломою или хворостом, зажигать, а перед бургомистрскою ратушею стрельбе и таким украшениям по их усмотрению быть же».

1 января 1700 года в Москве прошли пышные торжества. Царь со всем двором был на молебствии в Успенском соборе. Служил митрополит Стефан Яворский, признанный вождь «латинствующих», который произнес проповедь о нужде и пользе перемены летосчисления. На Красной площади был устроен фейерверк, пушечные и ружейные салюты, а москвичам было велено стрелять из мушкетов и пускать ракеты возле своих домов.

6 января празднества окончились Крестным ходом на Иордань. Вопреки старинному обычаю, царь не шел за духовенством в богатом облачении, а стоял на берегу Москвы-реки в мундире, в окружении Преображенского и Семеновского полков, одетых в зеленые кафтаны и камзолы с золотыми пуговицами и позументом. Боярам и служилым людям было велено облачиться в европейские костюмы — венгерские кафтаны. И женщины должны были быть также одеты в иноземное платье.

Однако далеко не все благодушно восприняли это нововведение… Как писал академик Александр Панченко в книге «О русской истории и русской культуре», реакция традиционалистов была резко отрицательной, почти апокалиптической, ведь прошло четыре месяца с «новолетия» 1 сентября:

«Выходило, что Петр «убил» год, посягнул на самое время или, как писал поздний старообрядческий комментатор, «число лет Христовых истребил, а янусовския ложныя проявил».

История «украденного времени»

Чтобы понять, в чем именно обвиняли царя-реформатора старообрядцы, необходимо обратиться к истории этого праздника на Руси. С XV до XVIII века новый год в России начинался 1 сентября, а время отсчитывалось от Сотворения мира. Именно в этот день в Кремле торжественно совершался «первый в году царский богомольный выход». Вот как описывает эту красочную церемонию историк Иван Забелин в книге «Быт русских царей»:

«Первый выход был в Новый год, 1 сентября, к молебному пению «о начатии нового лета» или на «летопровождение», к «Действу многолетного здоровья». По уставу, оно совершалось в четвертом часу дня, иногда в пятом, т.е. по нашему счету около 9 ч. утра. Благовест в реут и звон большой заранее собирал к Действу великое множество народа (…) Для Действа на соборной площади, против северных дверей Архангельского собора и, стало быть, перед Красным крыльцом, устраивался обширный помост, огражденный красивыми точеными решетками, расписанными разными красками, местами с позолотою. Самый помост покрывался турецкими и персидскими цветными коврами. С восточной стороны к свободному пространству между Архангельским собором и колокольнею Ивана Великого на помосте поставляли три налоя, два для двух Евангелий и один для иконы Симеона Столпника Летопроводца (ред. – 1 сентября церковь вспоминает Симеона Столпника). Патриарх выходил на Действо из западных врат Успенского собора в преднесении икон, крестов и хоругвей и в сопровождении духовенства в богатейших облачениях. Когда таким образом выходил церковный клир на площадь, то из дворца, с Благовещенской паперти, показывалось шествие Государя. Предварительно Государь из своих хором выходил в Благовещенский собор, где и ожидал времени, когда наступит шествие Патриарха. Патриарший и царский выход на площадь сопровождался звоном на Иване Великом во все колокола (…). Звон не прекращался до тех пор, пока Патриарх и Государь не вступали на свои места. Патриарх с крестным ходом приходил к месту прежде Государя. Государь шел в обыкновенном выходном наряде, более или менее богатом, смотря по состоянию погоды».

В последний раз чин летопроводства был совершен 1 сентября 1699 года в присутствии Петра, который сидел на кремлевской соборной площади на престоле в царской одежде, принимал от патриарха благословение и поздравлял народ с новым годом, как делал его дед.

После указа от 20 декабря, праздновать новолетие, начиная с 1700 года, следовало с 1 января, как в Европе и время отсчитывать впредь не от сотворения мира, а от Рождества Христова.

Правда, поскольку юлианский календарь был сохранен, то «как в Европе» все равно не получилось — русский новый год наступал на 11 дней позже европейского.

© Источник

Старый «Новый год»

С переходом большевиков на григорианский календарь в 1918 году, даты сдвинулись на 13 суток, и Новый год, отмечаемый с петровских времен 1 января, стал выпадать с 1919 года на дни Рождественского поста. В связи с этим, православные продолжали встречать новолетие по старому стилю 1/14 января, приходившиеся на дни святок.

По мнению доктора исторических наук Андрея Иванова, празднованию «Старого Нового года» способствовало и то, что новый год, введенный советской властью, изначально не был праздничным и выходным днем (таковым он стал только с 1 января 1948 года), и лишь антирелигиозная политика и связанный с ней запрет на празднование Рождества Христова, последовавший в 1929 году, со временем привели к тому, что празднование 1 января стало для советских граждан заменой христианского праздника.

Однако традиция встречать Новый год по старому стилю, вслед за Рождеством, также сохранилась, что и привело в итоге к парадоксальной ситуации со «старым» и «новым» Новым годом.

Кстати, до XV века Новый год на Руси отмечался 1 марта, потому что «сотворение мира», оказывается, понятие тоже хронологически растяжимое.

Так что, при наличии хорошего настроения и финансовых возможностей, этот праздник можно отмечать едва ли не круглогодично.