Skip to content
 

Внимание, родители! Будьте крайне осторожны при выборе детского сада для своего ребёнка!

detskiye slezi

История о том, как двухлетний мальчик с помощью маленького папиного диктофона вывел на чистую воду свою обидчицу — воспитательницу из детского сада (место действия г. Санкт Петербург, детский сад №37).

В садике Ваня всего полгода, но он уже успел попасть в настоящую детективную историю: вместе со своей мамой Еленой Васнецовой (фамилия Вани и его родителей изменена) вывел на чистую воду свою обидчицу — воспитательницу из детского садика.

Больше года эта взрослая тетенька ругала малышей трехэтажным матом, и возможно даже била, пока взрослых не было рядом. Сейчас улики, добытые сышиком-карапузом, тщательно изучают в прокуратуре. А весь садик стоит на ушах от служебной проверки.

— Хотели узнать, почему ребенок плачет. Возвращаясь из садика, по вечерам Ваня плакал и молчал, — рассказывает мама маленького детектива Елена Васнецова. – Сначала мы подумали: по маме скучает, привыкнет, адаптируется. Но чем дальше, тем чаще забирали домой его уже в слезах, а иногда и с синяками.

— Тоже думали, мальчик же все-таки растет, «боевые» раны, — продолжает папа.

— Нам просто интересно было, что же такое все-таки происходит там, — констатирует мама.

diktofon v ruke

С утра Ване во внутренний кармашек свитера положили папин диктофон. Писать он может непрерывно 150 часов, а звук слышит на расстоянии в несколько метров. Так что, даже повесив свитер на стул, перед тем как лечь спать в тихий час, невидимый слушатель не перестанет следить за Ваней.

Следующую ночь рыдала уже Елена – от бессилия, от боли за родного сына, за все, что выпало на его долю за полгода в садике.

— Плачет от того, что рано в садик пошел, — уверяла воспитательница родителей все полгода. – Лучше вам еще год подождать. К тому времени ребенок будет психологически готов уже.

Года будет мало. Порядки в этом садике сродни даже не армейским, а тюремным. Так унитаз воспитательница совсем не ласково называли «парашей», а детей – «суками» и «козлами».

— Бл***дь, вымотал мне все нервы сволочь такая, — «воспитательница» со стажем Татьяна Крылова средних лет женщина, по-видимому, одевает Ваню.

— Твое место у параши, — она же ведет его в туалет перед сном.

— Уже по всякому эту суку избила, — в очередной раз опять сорвалась воспитательница, и причитает, — Аж, руку себе всю отбила.

Среди Ваниных фраз можно разобрать только плач и постоянно повторяющие слова:

— Мама придет, мама придет…

— Не придет! – обрывает воспитательница.

Дальше слышны хлопки.

— Она его бъёт, — с болью в сердце констатирует мама Вани.

Последние слова, записанные диктофоном:

— Как у Вани день прошел? – интересуются родители.

— Все хорошо, — улыбнулась воспитательница.

Маленький детектив сейчас набирается сил. В истории разбираются взрослые

С «боевого» задания Ваня вернулся с разбитой губой, и синяками на спине.

— В фильмах показывают, что в армии и милиции умеют бить так, чтобы побоев не оставалось, — рассуждает папа Вани. – Но им стоит поучиться у нашей воспитательницы.

Первым делом двухлетнего сыщика отвели в травмпункт. К счастью, ничего серьезного – да свадьбы заживет. Но побои снять нужно. Диктофонную запись родители Вани отнесли в городскую прокуратуру. Там пообещали передать ее в районную для разбирательства. На прослушивание восьмичасовой записи взяли месяц времени. Ведь вдобавок опросить нужно еще и весь персонал садика и родителей других детей.

— В свою очередь мы проводим служебную проверку, — рассказала заведующая детским садиком № 37. – Все результаты, учитывая всю важность проблемы, будут готовы ко вторнику.

Правда, родители Вани, больших надежд на служебную проверку не возлагают.

— Заведующая по телефону объяснила, что хлопки – это шум от передвижения мебели, — говорит Елена Васнецова. – А фраза «суку избили» — относится к некой собаке.

Сам двухлетний сыщик пока на заслуженном отдыхе дома. В 37-ой садик его больше не отдадут. Сейчас родители Вани подыскивают ему новое дошкольное учреждение.

©