Skip to content
 

Всегда ли нужно говорить правду?

Всегда ли нужно говорить правду?

Когда Джим Кэрри избивает сам себя в уборной, звуки в фильме — не переозвучка, это действительно звуки того, как он бьётся головой об унитаз, стены и прочие подручные предметы Кадр из фильма Тома Шэдьяка «Лжец, лжец», 1997 год

«Я не считаю, что правда — это панацея от всех бед. Но при этом не люблю ложь. Как это уживается друг с другом? Легко. Просто не считаю нужным всегда говорить то, что на душе. Иногда проще и полезнее промолчать. Не врать. Но просто не говорить того, что не нужно слышать окружающим».

 MAKS_SHATOV:

Прочитал сегодня аж три поста про то, нужно ли всегда говорить правду. Кому и когда. И зачем. И к чему это приводит. И вот какие мысли у меня родились в ответ на это.

Я не считаю, что правда — это панацея от всех бед. Но при этом не люблю ложь. Как это уживается друг с другом? Легко. Просто не считаю нужным всегда говорить то, что на душе. Иногда проще и полезнее промолчать. Не врать. Но просто не говорить того, что не нужно слышать окружающим. Они ведь порою и не задают своих конкретных вопросов. Пусть тогда и дальше остаются в своем неведении.

Когда-то прочитал фразу, зацепившую на долгие годы: «Задавай вопрос только тогда, когда готов услышать правдивый ответ. А если не готов — то живи дальше так, как живешь». Поэтому порою и не «лезу» со своей правдой к тем, кто вполне может жить без нее. Когда он будет готов, то сам задаст свой прямой вопрос. А пока этого нет.

Когда чопорный англичанин спрашивает свою коллегу «how do you do?», он ведь не ждет развернутого ответа о делах — «О, у меня с утра подгорела яичница, потом я опоздала на автобус. Но зато удачно купила новый лак для ногтей со скидкой». Это просто дежурная фраза-приветствие. И когда меня самого на работе спрашивают «как дела?», чаще всего отвечаю «нормально». Я ведь не знаю, что хочет узнать тот человек — как у меня в отделе или что у меня на сердце. Или, может, как мое здоровье? Или что я ел утром на завтрак. Или кому писал ночью смс-ки. Спросили бы меня конкретно — скорее всего, я бы и не стал врать. А так — вопрос ни о чем. Значит — ни о чем и ответ.

Меня же не спрашивает условная Оля — «Ты считаешь меня толстухой?» Почему не спрашивает? А вдруг бы я ей ответил — «да, считаю. Причем толстухой с жирной задницей и целлюлитом». Ну, ладно, не сказал бы. Это скорее вопрос этики — стоит ли обсуждать внешность. Бывает совсем другое. Что у человека на душе.

Например, нужно ли рассказывать о какой-то измене, если это случилось по какой-то глупости, случайно. Может, даже по пьянке. И когда человек сам жалеет об этом и не хотел бы повторения. То есть по настоящему раскаялся и осознал ошибку. Так нужно ли обязательно бежать докладывать обо всем своей половинке? Чтобы он/она узнали и жили с этим своим новым знанием дальше? Скажу честно — мне бы было проще жить, не зная об этом. Да, мне не нужна такая правда. Я не готов ее услышать.

А кто-то не успокоится, пока не вывалит из себя всю правду? Что к соседке поздно вечером приходил молодой парень — рассказать всему подъезду. Что пацан-старшеклассник курил за гаражами — доложить его родителям. Что марьванна пустила к себе квартирантку и теперь не платит с этого налоги — настучать участковому. Кстати, стукачество — это ведь тоже вид правды. Как правило, стукачи ведь не врут. Они делятся с окружающими своими знаниями. А зачем? Не знаю.

И вообще, тут может быть еще много разного. Не всегда горькая правда лучше сладкой лжи. Хотя бывает и так. Жизнь вообще, в целом, не тривиальная вещь…