Skip to content
 

Простой буддист Ричард Гир

Простой буддист Ричард Гир

Врач и писатель Дипак Чопра пришёл к выводу, что люди, медитирующие на протяжении многих лет, имеют биологический возраст на 5-10 лет меньше календарного. Источник: Hans-Peter, 2007 год

Кто сказал, что звёзды шоу-бизнеса призваны только развлекать и позировать для фотографов? Взять хотя бы Ричарда Гира. Среди коллег он выделяется тем, что избрал путь практикующего буддиста: актёр говорит, что медитация изменила его жизнь и продолжает держать в хорошей психологической форме. Нам есть, к чему прислушаться.

Наверное, у всех в лет 18-20 бывает переломный момент, когда начинаешь пересматривать ценности жизни и искать смысл жизни. Так было и у актера Ричарда Гира.

В молодости он был депрессивным, замкнутым, потерянным молодым человеком в кожаной куртке и с длинными волосами, с непременным томиком Жана Поля Сартра «Бытие и ничто» в кармане. Учился он на философском факультете. Он говорит, что всерьез подумывал о самоубийстве, а в возрасте 21 года лег на лечение в нью-йоркскую психиатрическую клинику.

В это время он читал все подряд, а особенно его привлекали именно книги по будизму, в точности идея о свободе, которой ему очень не хватало. Так началось его знакомство с буддизмом. Именно тогда он начал свои первые эксперименты с медитацией.

«В то время я был пожираем сомнениями», — говорит Гир. «Буддизм как религия показался мне лекарством, способным излечить эту болезнь. Впервые в жизни я почувствовал, что действительно нашел себя».

Сам Ричард родился в семье среднего класса. Его отец был страховым агентом, а мать домохозяйкой. Каждое воскресенье они посещали церковь, где родители пели в церковном хоре. Воспитанный в духе христианства он все же выбрал именно буддизм, и, по словам своих друзей, достиг мудрости. Христианскую же церковь он считал прогнившей.

Сегодня он уделяет медитациям по 45 минут в день, и если он считает необходимым, то поднимается в половине пятого утра. Он объясняет, что такие занятия ему совершенно необходимы, поскольку обеспечивают жизнь без стресса и волнений. Он также добавляет: «Все формы медитации это способ посмотреть в глубины своего ума. Поначалу вы просто приходите в ужас от того, сколько там лишнего шума. Вы даже и представить себе не могли, что в вашем уме роится такое количество бесполезных мыслей. Но постепенно вам удается разобраться в своем сознании, вы его приручаете, и в конечном итоге приобретаете навык концентрации внимания».

Он не использует буддизм как инструмент для оправдания своих поступков, как многие из знаменитостей. Он подчеркивает, что религия помогает ему избавиться от собственной эгоцентричности. «Когда перестаешь находиться в центре собственной жизни, обретаешь свободу», — утверждает он.

Он посвящает огромное количество времени, чтобы помогать другим. При его поддержке в 1987 году в Нью-Йорке был открыт культурный центр «Тибетский дом». «Позже он создал свой фонд, который помогает тибетским беженцам и поддерживает движение за автономию Тибета. Гир зарекомендовал себя умелым лоббистом, он выступает на конференциях, пишет передовицы в газеты. Путь в Китай для него закрыт, поскольку он неоднократно выступал с обвинениями в адрес продолжающейся оккупации Тибета».

По его словам, буддистская философия пронизывает все его решения, ею наполнен каждый день его жизни.»

«Эта философия относится ко всему, что я делаю, — говорит Ричард. — Буддизм — моя путеводная звезда. Он во всем. Мне кажется, не нужно становиться буддистом, чтобы оценить красоту этой религии, говорю, не кривя душой. Меня очень интересуют вечные принципы морали, которые являются общими для всех людей на планете. Что есть благо? Что такое счастье? В чем наши обязанности перед самими собой?».

Про встречу с Далай ламой он рассказывает следующее:

«Я изучал дзэн уже лет пять или шесть, когда в Индии встретился с Далай-ламой. Мы разговаривали, и в какой-то момент он спросил: „Так вы актер?“. И после небольшого размышления добавил: „Скажите, когда вы изображаете гнев, вы действительно сердитесь? А если вы играете печаль, вам по-настоящему грустно? Когда вы плачете, это настоящие слезы?“. Я ответил ему в таком духе, что для актера проще, если он по-настоящему верит в то, что он представляет. Далай-лама пристально посмотрел мне в глаза и рассмеялся. Ему было смешно, что я верил в реальность эмоций. Ему было смешно, что я прилагаю столько труда, чтобы поверить в гнев и ненависть, печаль, боль и страдание.

Наше первое знакомство произошло в Дхарамсале, в той самой комнате, где мы теперь так часто встречаемся. Не могу сказать, чтобы мои ощущения существенно изменились с тех пор. Я обыкновенно очень нервничаю и вываливаю на него огромное количество самых разных мыслей. Но ему не составляет труда отбросить шелуху и добраться до сути. Собственно, все те люди, которые добиваются встречи с Далай-ламой, надеются, что он освободит их от страданий.

То, что я тогда почувствовал в присутствии Его Святейшества, совершенно изменило мою жизнь. В этом нет никаких сомнений. У меня не возникло мысли оставить все и уйти в монастырь. Я просто почувствовал, что теперь буду учиться у этих учителей, постараюсь узнать все, что смогу. Хотя с тех пор в моей жизни были разные моменты, я ни разу не сошел с избранного пути».

©