Skip to content
 

Дума начинает битву с электронным терроризмом

electronniy_terrorizm

Сопротивляться новым мерам безопасности будут не только террористы и отмывальщики грязных денег, но и ярые энтузиасты анонимного интернета, предупреждает обозреватель РИА Новости Константин Богданов.

В Думу внесен «антитеррористический» пакет поправок к действующим законам. Наиболее интересными в нем выглядят предложения, направленные на борьбу с терроризмом в интернете. Заявка на государственное регулирование электронных коммуникаций получилась очень внушительной.

Авторы пакета законопроектов (Олег Денисенко, Леонид Левин, Андрей Луговой и Ирина Яровая) представляют все четыре фракции Госдумы, что само по себе требует отнестись к их предложениям с вниманием. Как пишут в прессе, над законами плотно работали силовые структуры: ФСБ, МВД и Росфинмониторинг.

В числе мер по борьбе с дальнейшим нарастанием террористической угрозы предложено несколько решений, регулирующих электронные платежные системы и накладывающих очередные ограничения на работу интернет-ресурсов.

Все ходы записаны

Депутаты вводят в правовое поле уже не просто предоставление доступа к интернету, а «организацию распространения информации и обмена данными между пользователями в сети Интернет». Фактически требуется уведомлять «уполномоченный государственный орган» о начале работы любого ресурса, при помощи которого может распространяться контент. А также хранить в течение полугода информацию о действиях пользователей.

Эта часть предложений крайне размыта, а значит – будет уточняться в процессе экспертизы, трех чтений и в рамках реализации. Авторы проекта, судя по комментариям в прессе, трактуют «организацию распространения информации и обмена данными» очень широко: в сферу их внимания, по сути, попали все интернет-ресурсы, кроме тех, на которых пользователям нельзя оставлять комментарии или через которые нельзя распространять иную информацию.

То есть, по сути, речь идет уже не только о сайтах СМИ, но и о блогохостингах, социальных сетях и торрент-сетях, почтовых сервисах, а также форумах. Причем и зарубежных тоже: пользование россиянами зарубежным «средством организации распространения» расценивается как подотчетное новому закону.

Как планируется уточнять перечень ресурсов, попадающих под ограничения нового закона, а равно как будет выглядеть процедура «уведомления», за чей счет и где именно будет вестись хранение информации, пока не уточняется: это должно в дальнейшем определить правительство. Оно же должно уточнить и стандартную процедуру идентификации пользователей.

У анонимов деньги не берем

Вторая часть касается ограничений в области электронных платежей. Депутаты предлагают резко сузить возможности пользования электронными кошельками для не идентифицированных пользователей.

Так, в данный момент лимит анонимного пополнения электронного кошелька – 40 тыс рублей в месяц и 15 тыс разово. Предлагаются лимиты в 15 тыс и 1 тыс соответственно, причем разовый платеж предлагается ограничить и понимать как «раз в сутки». Максимально допустимое количество денег, единовременно находящихся в анонимном кошельке, будет сокращено с 15 до 5 тыс рублей.

Одновременно с этим фактически блокируются анонимные электронные транзакции через границу. Обоснованием этого выдвинуто приведение российского законодательства в соответствие с так называемой «16-й рекомендацией» ФАТФ (международной группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег). Реквизиты, необходимые для проведения таких транзакций (в том числе состав сведений об отправителе и получателе), будут утверждаться Центробанком.

При этом авторы законопроекта не без резона отмечают, что персонифицированных платежных средств все эти ограничения не коснутся, а в качестве подтверждения ссылаются на поправки в ФЗ-403 от декабря 2013 года. По этим поправкам максимально допустимый объем кошелька идентифицированного пользователя, наоборот, повышен со 100 тыс аж до 600 тыс рублей.

Битва – впереди

Интересно, как все это отразится на электронном политическом краудфандинге, снискавшем популярность в последние два-три года. И вообще на электронном краудфандинге в принципе, включая благотворительный. Авторы закона наверняка держали в уме эти виды деятельности, когда формулировали ограничения, неминуемо их касающиеся.

Остается вопрос о том, в какой степени террористы и экстремисты склонны пользоваться кошельками электронных платежных систем. Точнее, какова доля «террористических» и «отмывочных» транзакций среди тех, что будут отрезаны предлагаемыми законами.

Нужно понимать, что перед нами не эмоциональная реакция законодателей, спровоцированная дерзкими выходками террористического подполья в Волгограде. Это часть вполне рациональной системной политики в отношении неконтролируемых и нерегулируемых участков телекома. Все это началось не вчера, и продвигается медленно, но неуклонно.

Дальше наверняка будет попытка ограничить использование систем анонимизации траффика как такового – в том числе такие закрытые сети передачи данных, как Tor или I2P. Информация о том, что запрет применения таких анонимайзеров по крайней мере обсуждается на уровне Общественного совета ФСБ, уже просачивалась в прессу летом минувшего года.

Может так сложиться, что в 2020-е годы интернет населению России будут предоставлять, что называется, «по паспорту». «Как и всему цивилизованному миру», добавим мы, хотя тренды последних лет и позволяют некоторым наблюдателям сделать заключение о том, что Запад нам не указ. Указ, и еще какой – там, где интересы контролирующих структур разных стран совпадают.

В пояснительной записке авторы законопроекта об ограничении анонимных переводов прямо апеллируют к аналогичным иностранным нормам. Ну а наличие каналов связи, которые при случае нельзя либо вскрыть, либо хотя бы «завалить» – прямой вызов государству.

То же касается и каналов перетока финансов, но это уже неплохо укладывается в общемировую логику убийства офшорных сетей и напрямую не связано даже с отмыванием денег, не говоря уже о финансировании терроризма.

Кто-то, конечно, воспримет предлагаемые меры в режиме «хватай чемоданы, вокзал отходит!», и начнет рисовать апокалиптический пейзаж после битвы. Однако не все так просто. Это – пейзаж ПЕРЕД битвой. Ей еще только предстоит начаться.

Право интернета есть возможность интернета – этот закон незыблем, попытки привить ему что-то еще регулярно терпели поражение. Интересно будет посмотреть, чем ответят на подобные меры контроля… нет, не террористы и не отмывальщики грязных денег, а ярые энтузиасты свободы в анонимном интернете, огромная распределенная сеть которых критически настроена к любому и всякому государству.

Причем «интересно» здесь – самое точное слово: именно в битвах снаряда с броней рождаются технологии будущего. Чаще технические, но иногда – и социальные.